ЭПОХА УТОПИЧЕСКИХ ПРОЕКТОВ КАНУЛА В ЛЕТУ

Таджикистан испортил «водный вопрос»

 

     Казалось бы, давно канули в Лету вместе с Советским Союзом амбици­озные проекты строительства мощных гидроэлектростанций, изменения русла сибирских рек. Время показало, что если эти проекты и исполняются, то они край­не дороги и неудобны в эксплуатации, оборудование быстро изнашивается, а заменить его нечем, что и доказала трагедия на Саяно-Шушенской ГЭС, произошедшая 17 августа 2009 года.

     Но, к сожалению, подобные идеи до сих пор бродят на постсоветском пространстве. Яркий тому пример — проект строительства в Таджикистане Рогунской ГЭС, доставшийся в наследство от совет­ских времён. А поскольку в странах Сред­ней Азии, в отличие от других государств постсоветского пространства, очень мед­ленно происходит ротация элит, в руко­водстве республики очень много людей, заставших советское в сознательном дееспособном возрасте, то у катастро­фической по последствиям задумки есть шансы воплотиться в жизнь.

     Разработка проекта осуществлялась в 1970-е годы — самый разгар эпохи «застоя». При плановой экономике: когда СССР, почивавший на лаврах экономи­ческого благополучия, еще мог безбо­лезненно вкладывать огромные средства в бессмысленные амбициозные проекты. Он не хотел признавать, что «семь тучных коров съедят семь тощих и невзрачных», что за изобилием 1970-х придет дефицит 1980-х и разруха 1990-х.

     Над проектом Рогунской ГЭС ра­ботали два проектно-изыскательских института — центральный «Гидропро­ект» в Москве и его отделение в Ташкен­те. В проекте было заявлено, что чаша водохранилища высотой 335 м вмещает в себя 13,3 куб. км воды.

     Строительство Рогунской ГЭС нача­лось в 1976 г., завершить его помешал распад Советского Союза, так как инвес­тиции шли из Москвы. В 1993 г. проект был заморожен, вспомнили о нём лишь в 2004 г., когда инвестором выступила российская компания «Русал». Но в сен­тябре 2007 г. Душанбе отказался от сотрудничества с ней и продолжил работы самостоятельно.

     Власти Таджикистана искренне верят в то, что реализация проекта строительства Рогунской ГЭС на реке Вахш помо­жет «решить не только энергетические проблемы Республики, но и послужить общерегиональным интересам».

     Однако это строительство таит в се­бе множество опасностей. На территории Таджикистана с начала XX в. — в 1907, 1911 и 1949 годах — произошли три мощных землетрясения, унесшие около 100 тыс. человеческих жизней.

     Плотина РОГУНА этого просто не вы­держит и обрушится на головы местных жителей самым настоящим цунами, пре­вышающим по силе в разы японское.

     Процесс возникновения цунами мы не можем контролировать. На нынеш­нем уровне развития человечество способно лишь вовремя предупреж­дать о его приближении, чтобы эваку­ировать людей и материальные цен­ности, да и то это не всегда удаётся. А мера борьбы с искусственным цунами очевидна — просто сэкономить силы и средства и не построить Рогунскую ГЭС. И тогда не будет угрозы затоп­ления городам Нурек, Сарбан, Кургантюбе и Румий. При землетрясении и последующем цунами они первыми примут на себя удар стихии, которая продолжит свой разрушительный бег в десятках других городов.

     При нынешнем экономическом по­ложении Таджикистан вряд ли сможет выплачивать компенсации всем постра­давшим. Да и если не брать во внима­ние возможные землетрясения, надо по­нимать, что эксплуатация и содержание такого сложного гидросооружения стоит немалых средств, которых у республики просто нет, как нет и высококвалифици­рованных специалистов. Иначе повторится трагедия, подобная катастрофе на Са­яно-Шушенской ГЭС. Там погибли только сотрудники ГЭС. Сколько людей погибнет при реализации наихудшего сценария ка­тастрофы — страшно представить…

     На Москву, как во времена Совет­ского Союза, рассчитывать больше не приходится. В 2009 г. во время своего визита в Узбекистан Президент России Дмитрий Медведев заявил о том, что Россия не намерена строить подобные объекты, не учитывая интересов тре­тьих стран; про специалистов из стран Европы и США и речи быть не может.

     Не улучшит строительство и после­дующая эксплуатация Рогунской ГЭС и отношений с соседними странами — в зоне риска оказываются населённые пункты не только Таджикистана, но и Узбекистана, и Туркменистана.

     В этой связи обостряется региона­льное соперничество Таджикистана и Узбекистана — у первого географи­ческое положение куда более удачное. Через его территорию в Узбекистан поступает всё жизненно важное — газ и продовольствие, все коммуникации, связывающие с внешним миром. Имен­но поэтому Таджикистан одержим про­ектом РОГУНА — это и ущемлённая национальная гордость, и стремление выйти из энергетической зависимости, и удобный политический рычаг воздей­ствия на соседа — хозяин плотины име­ет право перекрыть доступ воды, без которой не станет зависимого от ороше­ния аграрного сектора Узбекистана.

     Таджикистан имеет право стро­ить на своей территории те или иные объекты. Но аргументы узбекской стороны, отражающие позицию меж­дународных экспертов в том, что про­ект Рогунской ГЭС был разработан ещё в Советском Союзе и морально устарел, и не может отвечать совре­менным требованиям безопасности — архи важны.

     Основными многосторонними уни­версальными договорами в сфере международного водного права ООН являются Конвенция по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озёр от 17 марта 1992 года и Конвенция о несудоходных видах использования международных водото­ков от 21 мая 1997 года. К этим конвен­циям присоединился и Узбекистан, при­держиваясь позиции решения водных вопросов с учётом интересов всех стран региона.

     Главным принципом здесь является ненанесение вреда.

     Очень надеемся на то, что оба госу­дарства оставят мелкие обиды и смогут договориться о приемлемом для всех решении пресловутого для региона водного вопроса.

Горы, как люди — видят, слышат и реагируют

     Еще в 2002 г. — на Глобальном гор­ном Саммите в Бишкеке — на котором присутствовали главы многих госу­дарств мира, я отмечал, что горы — как люди. Они чувствуют, видят, слышат и реагируют. Реагируют адекватно и могущественно. В Бишкеке был сделан беспрецедентный шаг к новым ресур­сам жизни на Земле — и горы этого не забудут. Весьма символично, что имен­но Кыргызская Республика взяла на себя эту инициативу, ответственность и честь, не уступив её даже богатой гор­ной Швейцарии.

     К сожалению, человечество не со­хранило Знания, Способности и Мо­гущество горных империй Ацтеков и Майя, оставив разгадку их тайн ис­следователям. Однако качественный и цифровой разрыв в жизненном уров­не горцев и жителей равнин лишь под­тверждает необходимость обратной реструктуризации человеческого долга перед Природой. Она трагическим спис­ком катастроф напоминает о неразум­ной деятельности человека.

     Вода — главный ресурс жизни Че­ловека на Земле, из которого на 80% состоит наш организм, для половины человечества охраняется исполинами горного безмолвия.

     Мужественную верность горам хра­нит пятая часть человечества, распла­чиваясь за неё неустроенным бытом и бедностью. Об этом сегодня надо ду­мать и говорить, думать и принимать ре­шения во благо этих людей.

     Нужны новые знания о Земле, кото­рую своими объятиями скрепляют горы и их экосистемы. Новое видение, подхо­ды и инструментарий внесли в копилку Саммита лучшие представители более 100 государств мира.

     Распространить эти знания среди тех, кто живёт с горами одной жизнью, неся все тяготы и лишения, — вот задача Глобального масштаба. Решив её для горцев, мы получим прибавку — ар­мию грамотных высокообразованных людей, хранителей жизненных ресурсов для будущего жителей опустошаемых ресурсов равнин.

     Образование, причём самое высо­кокачественное, самые новые знания должны придти прямо к ним в юрту на вечно белоснежном склоне, на пастби­ще. Тогда пастух и его дети договорятся с горами о мире, сотрудничестве и спон­сорстве со стороны гор. Вот тогда эко­номика, экология и социальная сфера будут в надлежащих руках.

     Сегодня базовая структура Межго­сударственного Комитета СНГ по распространению знаний и образованию взрослых и Международной ассоциации «Знание» — Современный Гуманитар­ный Университет — из московского спутникового телепорта учит казахских студентов по месту их проживания меж­дународному праву в Кембридже без за­трат на поездку и проживание в Англии. Учит даже тех, кто не знает английского языка, современные технологи это по­зволяют. Есть такой институт и в Кыр­гызской Республике.

     Мое твердое убеждение: руководству Таджикистана сегодня надо, в первую очередь, решать проблему образования в своем регионе, не на вчерашнем, а на современном уровне, решая тем самым глобальную проблему человечества на Земле — искоренение безграмотности!

EPSON MFP image